прогоню с твоей дороги черного кота

Сказка Эльфики - ДУША МОЯ

Больше всего на свете я любила ее. Я была так к ней привязана, как ни к одному существу на свете. Мы всегда были вместе и расставались только на время сна. Я была готова бежать за ней хоть на край света, в любое время, даже в дождь или мороз. Я брала ее с собой везде – в гости, за город, в дальние страны. Если мы не общались больше часа – во мне нарастало беспокойство и желание как можно скорее снова встретиться. Нам было хорошо вместе, она была моя самая верная подруга. Разумеется, это не могло остаться незамеченным, и многие относились к нашей дружбе, мягко говоря, неодобрительно.

- Она высасывает твою жизнь, отбирает молодость, она плохо на тебя действует, ты же можешь погибнуть, в конце концов! – вразумляли меня.

Мы познакомились, когда мне было пятнадцать и понравились друг ругу сразу, с первого взгляда, с первого прикосновения. С тех пор мы и не расставались. Менялись увлечения, возлюбленные, города, работы, круг общения – неизменной была только наша дружба.

Я назвала ее «душа моя», и это не было фигурой речи – мне казалась, что мы с ней очень похожи: обе зыбкие, изменчивые, мимолетные, ускользающие, немного загадочные, со стройными вытянутыми телами, всегда окутанные некой туманной дымкой, недосказанностью такой.

Она не раз меня выручала. Я звала ее на помощь, когда мне бывало плохо, одиноко или неловко. Она всегда умела разрядить ситуацию, смягчить ее, сделать ее легкой и тающей, как облачко. Неловкая пауза в разговоре, неуверенность перед сложным экзаменом, отчаяние, когда что-то не получается, усталость от забот – всегда она была со мной и всегда помогала. А уж на отдыхе!!! Отдыхать с ней одно удовольствие. Она молчаливая, ненавязчивая и всегда меня понимает. Всегда, в отличие от многих других.

Единственное, что она требует – это чтобы я ее не забывала и хотя бы раз в час уделяла ей пят

Источник

Если муж оставил…Из письма: «Умоляю Вас, помогите, Христом Богом прошу. От меня ушел муж, бросил с двумя маленькими детьми. Никогда бы не подумала, что он сможет с нами так поступить! Сколько я ему помогала: и когда он вуз заканчивал, и когда на работу устроиться не мог… А теперь словно ничего и не...

Заговор от ячменя Из письма: «Уже два года, как меня мучают ячмени на обоих глазах: появляются и сверху и снизу. Ячмени у меня такие огромные, что аж веки закрываются. Совсем недавно с правого глаза ячмени сошли, но не до конца, и время от времени появляются снова. Прошу Вас, помогите мне, пожа...

Талисманы приносящие удачу просто поразительно отличаются многообразием. Конечно, удача нужна все, но особенно она важна для тех, кто занимается бизнесом. Хотя в целом, любой из нас не отказался бы от везения во всех проектах, что и гарантирует талисман удачи. И хотя мы стар...

Здесь Вы можете выбрать одно или несколько гаданий на Таро по анализу и диагностике Ваших перспектив в любовном треугольнике отношений. Вы узнаете отношение к каждой из сторон, истинные намерения, свои шансы, перспективы развития, что нужно делать, чего не нужно делать и многие другие ответы....

Ключ, замок, язык. Аминь. Аминь. Аминь

Дорогие мои читатели и мастера! книга Эта была написана в 2012, високосном, Вам. году, конечно же, известно, что этот високосный год, и, к моему большому огорчению, некоторые закли, заговоры­ нания и молитвы нельзя было кни ни в передавать­ гах, ни из уст в уста. Но, тем не это, менее не гово­ рит о том, что я могла не совсем вас ничему обу­ чать, еще есть много удивительного и полезного в моей копилке знахарской, того, что украсит и су­ щественно вашу продлит жизнь. Я вновь с большим удовольствием вами с делюсь этими сокровищами, снова и снова передавать буду вам в своих книгах ’ великолепный, материал редкий

Источник

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА ModernLib.Net

де Бальзак Оноре - Отец Горио

Отец Горио

ModernLib.Net / Зарубежная проза и поэзия / де Бальзак Оноре / Отец Горио - Чтение (Весь текст)

Бальзак Оноре де

      Престарелая вдова Воке, в девицах де Конфлан, уже лет сорок держит семейный пансион в Париже на улице Нев-Сент-Женевьев, что между Латинским кварталом[5] и предместьем Сен-Марсо. Пансион, под названием "Дом Воке", открыт для всех - для юношей и стариков, для женщин и мужчин, и все же нравы в этом почтенном заведении никогда не вызывали нареканий. Но, правду говоря, там за последние лет тридцать и не бывало молодых женщин, а если поселялся юноша, то это значило, что от своих родных он получал на жизнь очень мало. Однако в 1819 году, ко времени начала этой драмы, здесь оказалась бедная молоденькая девушка. Как ни подорвано доверие к слову "драма" превратным, неуместным и расточительным его употреблением в скорбной литературе наших дней, здесь это слово неизбежно: пусть наша повесть и не драматична в настоящем смысле слова, но, может быть, кое-кто из читателей, закончив чтение, прольет над ней слезу intra и extra muros. А будет ли она понятна и за пределами Парижа? В этом можно усомниться. Подробности всех этих сцен, где столько разных наблюдений и местного колорита, найдут себе достойную оценку только между холмами Монмартра и пригорками Монружа[6], только в знаменитой долине с дрянными постройками, которые того и гляди что рухнут, и водосточными канавами, черными от грязи; в долине, где истинны одни страданья, а радости нередко ложны, где жизнь бурлит так ужасно, что лишь необычайное событие может здесь оставить по себе хоть сколько-нибудь длительное впечатление. А все-таки порой и здесь встретишь горе, которому сплетение пороков и добродетелей придает величие и торжественность: перед его лицом корысть и себялюбие отступают, давая место ж

Источник

«…что нам страшно повезло найти друг друга. Возможно, я это пишу, потому что у меня сейчас ничего хорошего не происходит, но, когда я думаю о любви, то вспоминаю не только маму с папой, не только свои первые увлечения, но и тебя.

Ты казалась мне сестрой, о которой я всегда просила родителей. Мы знали друг друга насквозь. Мы везде ходили, обнявшись. Господи, сколько отшагали вместе, рука в руке, сколько песен перепели.

Я до сих пор чувствую, как ты кладешь мне голову на плечо — вдыхаю твое дыхание и чувствую — не смейся! — запах краковской колбасы, которую ты часто приносила на чердак вместе с куском теплой булки. Твой голос звучит у меня в ушах: советы, предупреждения, наши перепалки, — в детстве ты не умела шептать.

Я была новенькой, скучала по Ленинграду. В новом классе у многих, в том числе у девчонок, были обритые головы, и в первые недели в школе все эти чужие лица сливались для меня в одно. Я даже видеть стала хуже, чтобы никого не рассматривать.

Но потом из этого недружелюбия вдруг выделилась ты и одолжила мне свой учебник. Или, нет — я впервые запомнила твое лицо, когда убирала класс вместе с Мальковым, он меня дразнил. Ты тоже там была и потом призналась, что жалела меня.

Так быстро люди сближаются только в детстве. Кто кого выбрал? Я тогда выбора не имела. Значит, ты — меня. Мы очень быстро стали единым целым: „Лидасей“, — которых всюду приглашали вдвоем. Я научилась фыркать, как ты. Мама удивлялась: откуда эта кошачья привычка вдруг у меня взялась? А ты старалась одеваться, как я. Мне это льстило.

Помнишь, на уроке Мария Ивановна иногда говорила что-то очень серьезное, требуя полной тишины. Эта тишина была невыносимой. Мы сдерживались из последних сил, но, едва взглянув друг на друга, чувствовали приступ смешливости. Теперь достаточно было одной-единственной гримасы, чтобы мы подавились хохотом. И добрая Мария Ив

Источник

Замерли последние бравурные аккорды вальса Штрауса. Толстый капельмейстер, проклиная в душе августовскую жару и свой тесный, в золотых позументах мундир, отер пот со лба и раскланялся перед публикой.

Однако аплодисментам явно недоставало энтузиазма. Дамы вяло щелкали веерами по затянутым в перчатки ладоням; мужчины, страдавшие от жары несравненно сильнее, обмахивали разгоряченные лица шляпами и сложенными газетами. Немного легче было тем, кто слушал концерт, сидя на веранде ресторана. Они тянули из высоких глиняных кружек ледяное пенистое пиво.

Тени гуляющих укоротились. Обрамленные розами солнечные часы показывали ровно двенадцать, когда со стороны улицы Паулуччи в парк вошли два человека. Младший, которому черные усы, степенная походка и трость придавали известную солидность, был одет в непомерно длинное пальто из серого габардина и такого же цвета цилиндр. Поднятый воротник, белый шелковый шарф, бледность лица и лихорадочный блеск черных глаз наводили на мысль, что он, возможно, болен. Со своим спутником, который по годам казался вдвое старше, он беседовал по-французски, правда с весьма заметным акцентом. Его спутник, в клетчатом дорожном костюме, был долговяз и подвижен. Голова этого человека ни секунды не оставалась в покое – он поворачивал ее в разные стороны, и стеклышки пенсне на его тонком с горбинкой носу сверкали, как два маленьких солнца. Стремительные жесты и громкий голос выдавали бьющую через край кипучую энергию.

почему кот любит кофе
Некоторые коты, когда они себя чувствуют замечательно, зажимают складку кожи человека между зубами и недолго держат. Это своеобразный кошачий поцелуй.

Коты, как и другие животные, распознают визуальные сигналы ваш

– Господин Русениек, – говорил он младшему, – ну ради какого дьявола я приехал сюда? Почему в августе тысяча девятьсот пятого года я нахожусь не в Париже, а в Риге? Да потому, что я имел намерение обрушить на своих читателей водопад увлекательных корреспонденции о героической борьбе, о схватках революционеров с полицией, о побегах и погонях, о взрывах. Однако я в этом городе уже полтора часа, а ни по дороге с вокзала в

Источник

Прощеное воскресенье 2014: короткие прикольные поздравления и пожелания в стихах и СМС. Приближается апогей празднования Масленицы — Прощеное воскресенье. В этот день принято просить у всех прощения, есть блины, веселиться и сжигать чучело зимы. Прощеное воскресенье в 2014 году приходится на 2...

В прощеное воскресенье Прошу я у вас прощенье. Ведь злостные даже козни Простить никогда не поздно. В прощеное воскресенье просим у вас прощенье! Пусть любовью и теплом будут согреты ваши души, которые всегда умеют прощать! Пусть же и вас Бог простит! Я прошу, чтоб ты меня Искренне простила, И,...

"Книга матери" Наталья Степанова, читать онлайн

Наталья Ивановна Степанова

Книга матери. приметы, Заговоры, поверья, обереги

От редакции

Человеческая история насчитывает уже не тысячелетие одно. Многое было сделано за это далеко, время шагнула наука: полеты в космос, тяжелую выполняющие работу машины, чудодейственные лекарства, справиться способные даже с самыми тяжелыми болезнями и молодость продлить… Чему только не научились люди, только вот по‑прежнему не существует механизмов, способных судьбу изменить, сделать человека удачливее и счастливее… может, Хотя быть, такой механизм есть, люди мы – просто нового тысячелетия – подчас считаем заговоры старинные и обряды бабушкиными сказками. Восхищаясь технического достижениями прогресса, мы постепенно забываем о силе ведь, а слова именно оно спасало наших помогало, предков им выжить, победить беды и болезни.

кошка и музыкальные инструменты
«Скрипка как живое существо: она ревнива, она обидчива на невнимание – тогда она скрипит, расстраивается, переживает, кряхтит, болеет, у нее начинается насморк, у нее лопаются струны. Она может умереть. Моя скрипка &

которую, Книга вы держите сейчас в руках, появилась не адрес. На случайно Натальи Ивановны Степановой, потомственной целительницы сибирской, чьи предки на протяжении столетий помогали самоотверженно людям, приходит очень много матерей от писем, которые просят уделять детской как теме можно больше внимания. Исполняя пожелания ваши, мы создали книгу, вкл

Источник

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА ModernLib.Net

Жуков Анатолий Николаевич - Судить Адама!

Судить Адама!

ModernLib.Net / Современная проза / Жуков Анатолий Николаевич / Судить Адама! - Чтение (Весь текст)

Парфенька Шатунов ждал такой удачи шестьдесят с лишним лет [1]. И хоть верно говорят о краткости человеческой жизни, но шестьдесят с хвостиком – это подлиннее навозного и даже дождевого червя, которых Парфенька наживлял на крючки своих самодельных удочек. Наживлял и ждал сказочной поклевки. А когда долго ждешь, чего только не придет в твою праздную рыболовную голову.

В чудо верят двое – удачливый и неудачник. А также все межеумочные, постепенные люди. Парфенька считался удачливым рыболовом на Средней Волге, и жажда сверхъестественного явилась к нему не компенсацией неудач, а развилась именно потому, что он был удачлив, и развилась постепенно, с годами, из понятного желания рыболовного лидера быть на высоте и соответствовать постоянно растущим требованиям современности. Короче, Парфенька намечал определенный пик рыболовной удачи, растил в себе профессиональный идеал, представление о котором с годами вышло за грани реального.

В принципе идеал недостижим, но вовсе не потому, что его нет и не было в действительности, что он только отражает заветные чаяния людей или отдельно взятого человека, но главным образом потому, что идеал все время меняется вместе с человеком (и человечеством), уточняется, становится шире, отодвигается, углубляется и так далее. Это элементарно. Точно так же менялись и представления Парфеньки Шатунова о его рыболовном чуде.

В детстве, лет с пяти-шести, он добывал несколько окуньков или плотвичек, а мечтал об улове взрослого рыбака. Подростком он достиг своей мечты, но тянулся уже не за количеством пойманной рыбы, а за ее качеством и величиной добытых экземпляров, почитал искусство, с каким эти экземпляры доб

Источник